Учительская

Тише, дети, это интересно

Павлов, 1918

Я на своих лекциях стою на том, чтобы меня все понимали. Я не могу читать, если знаю, что моя мысль входит не так, как я ее понимаю сам. Поэтому у меня первое условие с моими слушателями, чтобы они меня прерывали хотя бы на полуслове, если им что-нибудь непонятно. Иначе для меня нет никакого интереса читать. Я даю право прерывать меня на каждом слове, но я этого не могу добиться. Я, конечно, учитываю различные условия, которые могут делать мое предложение неприемлемым. Боятся, чтобы не считали выскочкой и т.д. Я даю полную гарантию, что это никакого значения на экзаменах не будет иметь, и свое слово исполняю. Почему же не пользуются этим правом? Понимают? Нет. И тем не менее молчат, равнодушно относясь к своему непониманию. Нет стремления понять предмет вполне, взять его в свои руки.

Я читаю физиологию, науку практическую. Все мои лекции состоят из демонстраций. И что же вы думаете! Я не видел никакого особенного пристрастия у студентов к той деятельности, которую я им показываю. Сколько я обращался к своим слушателям, столько я говорил им, что не читаю вам физиологию, я вам показываю. Если бы я читал, вы бы могли меня не слушать, вы могли бы прочесть это по книге, почему я лучше других! Но я вам показываю факты, которых в книге вы не увидите, а потому, чтобы время не пропало даром, возьмите маленький труд. Выберите пять минут времени и заметьте для памяти после лекции, что вы видели. И я оставался гласом вопиющего в пустыне. Едва ли хотя бы один когда-либо последовал моему совету. Я в этом тысячу раз убеждался из разговоров на экзаменах и т.д.

Услышать «Я тут, между прочим, важные вещи рассказываю! Если никому не интересно, то могу ничего не объяснять, будете учить сами по учебнику. Ничего там не поймёте, а вам в этом году ЕГЭ сдавать» от самого академика Павлова – дорогого стоит. Заметьте, Иван Петрович – бесспорный гений, но возраст (70 лет на момент прочтения нобелевской лекции) не переборешь: молодежь ни к чему не стремится, ничем не интересуется, не может поработать даже 5 минут... (10 лет назад у детей ещё хоть какой-то интерес был, а сейчас смотрят пустыми глазами...)

Павлову, можно сказать, повезло: о его проделках на поприще старческого нытья знают немногие. Менее везучим старпёрам при помощи одного веселого английского баяниста удалось прославиться на весь мир.

Гибсон, 1979

Позвольте мне начать с четырех цитат.

Цитата первая: «Наша молодежь любит роскошь, она дурно воспитана, она насмехается над начальством и нисколько не уважает стариков. Наши нынешние дети стали тиранами; они не встают, когда в комнату входит пожилой человек, перечат своим родителям. Попросту говоря, они очень плохие».

Цитата вторая: «Я утратил всякие надежды относительно будущего нашей страны, если сегодняшняя молодежь завтра возьмет в свои руки бразды правления, ибо эта молодежь невыносима, невыдержанна, просто ужасна».

Цитата третья: «Наш мир достиг критической стадии. Дети больше не слушаются своих родителей. Видимо, конец мира уже не очень далек».

Цитата четвертая: «Эта молодежь растленна до глубины души. Молодые люди злокозненны и нерадивы. Никогда они не будут походить на молодежь былых времен. Младое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру».

Первая цитата принадлежит Сократу (470-399 гг до н. э.); вторая – Гесиоду (ок. 720 г. до н. э.); третье изречение принадлежит одному египетскому жрецу, жившему за 2000 лет до н.э.; четвертое обнаружено совсем недавно на глиняном горшке, найденном среди развалин Вавилона. Возраст этого горшка свыше 3000 лет.

Выступление доктора Рональда Гибсона перед общим собранием Медицинского общества города Портмунда (Англия) называлось «The Satchel and the Shining Morning Face». Вы будете смеяться, но это тоже цитата – из Вильяма нашего из Шекспира. Специально для знатоков французского ниже по тексту я выделил её выделением.

Шекспир, 1600

Весь мир - театр.
В нем женщины, мужчины - все актеры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль.
Семь действий в пьесе той. Сперва - младенец,
Блюющий с ревом на руках у мамки...
Потом - плаксивый школьник с книжной сумкой,
Умыт до глянцу
, нехотя, улиткой
Ползущий в школу. А затем - любовник,
Вздыхающий, как печь, с балладой грустной
В честь бровок милой. А затем - солдат,
Чья речь всегда проклятьями полна,
Обросший бородой, как леопард,
Ревнивый к чести, забияка в ссоре,
Готовый славу бренную искать
Хоть в пушечном жерле. Затем - судья
С брюшком округлым, где каплун запрятан,
Со строгим взором, стриженой бородкой,
Пословиц мудрых и примеров кладезь, -
Так он играет роль. Шестой же возраст -
Уж это будет тощий Панталоне,
С очками на носу и с сумкой с боку,
В штанах, что с юности берег, - широких
Для ног иссохших; мужественный голос
Сменяется опять дискантом детским,
Свистит, шипит... Ну, а последний акт,
Конец всей этой странной, сложной пьесы, -
Второе детство, полузабытье:
Без глаз, без чувств, без вкуса, без всего.

В.Шекспир «Как вам это понравится»
Перевод Т. Щепкиной-Куперник









Обратная связь

Выберите наиболее правильное, на ваш взгляд, утверждение





Результаты

Расскажите друзьям

0

Ещё можно почитать

Другие статьи раздела «Учительская»

Гостевая

На главную

© Д.В.Поздняков, 2009-2016
E-mail: pozzdd@yandex.ru