Добрый католик Ламарк возвращается

Христиане считают, что каждый человек с самого рождения грешен и достоин вечных адских мучений, а жизнь человеку дана для того, чтобы спастись (получить божественное прощение), и таким образом избежать ада. – Как спастись? – Три основных направления христианства (католицизм, протестантизм и православие) дают на этот вопрос три немного отличающихся ответа, и в этих небольших отличиях, как обычно, зарыта вся собака.

С точки зрения католиков, условием спасения являются вера и добрые дела. – Протестанты же считают, что спасение можно получить только верой, независимо от добрых дел. (Как видим, англичане являются такими свирепыми и безжалостными убийцами не потому, что все они плохие люди – просто у них такая религия.) Добрые дела, с точки зрения протестантов, – это, конечно, хорошо, но они не приближают человека к спасению. Наоборот: то, что эти добрые дела у человека получаются, является свидетельством спасения (хвалиться нечем, нужно благодарить).

Закрепляем материал на примере эволюционных теорий, сочиненных добрым католиком* Ламарком и недобрым протестантом Дарвином. Теория Ламарка дает живым существам надежду: ты сам, в течение своей жизни, развиваешь свои органы (путем упражнения – например, тянешь шею), активно приспосабливаешься к условиям среды. Много работаешь – получаешь профит. С точки зрения недоброго Дарвина надежды нет: без разницы, что ты делаешь в течение жизни, «добрые дела» не важны, ты уже с рождения приспособлен – или не приспособлен.

Если дать Дарвину и Ламарку задание увеличить средний рост учащихся обычного 10 класса на 5 см, то добрый доктор Ламарк уберет из класса мебель и поместит все, что нужно детям (чипсы, айфоны и вайфай) высоко, у самого потолка. Дети будут постоянно тянуться вверх и постепенно вырастут – таким образом, фактором, двигающим эволюцию, будет активность самих организмов. Дарвин поступит проще: к чертовой матери расстреляет низкорослую треть – и дело с концом, с точки зрения статистики это тоже приведет к увеличению среднего роста класса. Движущей силой эволюции будет внешнее воздействие – отбор.

Что общего у Дарвина и Ламарка

Наследование приобретенных признаков традиционно объявляется авторами школьных учебников** самой смешной шуткой во всей теории Ламарка. «Могут ли школьники под влиянием постоянных упражнений увеличить свой рост на 5 см?» – говорят учителя. – «Да, могут. – Так в чем же ошибка Ламарка? – В том, что эти изменения будут приобретены в течение жизни, а значит не передадутся по наследству». – Говоря это, учителя, как обычно, неправы, причем сразу два раза.

Первый раз заключается в объявлении «передачи приобретенных признаков по наследству» ошибкой одного Ламарка. Двадцатый век еще не наступил, законы наследственности неизвестны – зачем стесняться? В последних изданиях «Происхождения видов» Дарвин совершенно спокойно «допускает наряду с естественным отбором также и возможность наследственных изменений, вызванных упражнением или неупражнением органов и прямым влиянием внешних условий при акклиматизации»***.

Более того. На неизбежно возникающий вопрос «Допустим, путем упражнений мы удлинили свою жирафью шею на сантиметр – но как это удлинение попадает в сперматозоиды и яйцеклетки, чтобы передаться по наследству?»  Ламарк ответа не придумал, а хитроумный**** Дарвин – придумал, да целую теорию – «Пангенезис». Согласно этой теории, все органы выделяют в кровь микроскопические частицы «геммулы», которые содержат информацию о происходящих в органах изменениях. Кровь доносит геммулы до половых клеток, информация там запоминается, таким образом изменения, произошедшие в течение жизни, могут передаваться по наследству.

Коллеги, услышав такое, естественно, решили помочь своему другу Дарвину. Френсис Дальтон (двоюродный брат Дарвина) немедленно перелил кровь темноокрашенных кроликов светлоокрашенным, но, к сожалению,  потомство последних имело все ту же светлую окраску – никакие «темные геммулы» на нее не повлияли. Август Вейсман с чисто немецкой методичностью отрубил хвосты двадцати двум последовательным поколениям белых мышей – мыши плакали, но рожали детей с нормальными хвостами, «геммулы бесхвостости» молчали. – Дарвин отвечал на это в своем обычном стиле: да, вопросы остаются, но в целом теория верна, и будущее нас рассудит.

На этом месте учителя, говорящие «Под конец жизни Дарвин ввел ламаркистскую по сути гипотезу пангенезиса, чем фактически отказался от своей теории, и всё из-за нелепых претензий, которые впоследствии были полностью сняты генетикой и поп-генетикой», второй раз неправы, а Дарвин прав: обещанное им будущее понемногу наступает. – Если вы этого еще не заметили, то только потому, что современные ламаркисты замаскировались: свою область знаний они называют «эпигенетикой» (похоже на респектабельную генетику), а «наследование приобретенных признаков» теперь называется

Трансгенерационная передача
индуцированных изменений

Активность генов может регулироваться с помощью метилирования – присоединения группы –СН3 к цитозину, находящемуся в составе двойной цепи ДНК. Обычно метилируется промоторная область гена (там как раз много пар Ц≡Г). Метилирование ослабляет взаимодействие ДНК с белками, обеспечивающими транскрипцию, так что чем больше метилирован ген – тем ниже его активность. Если заметилировать ген до упора, то его можно совсем отключить. Хитрые раковые клетки таким образом отключают мешающие им гены – супрессоры онкогенеза.

Хитрые американские ученые недавно экспериментально показали передачу по наследству памяти о запахе. Мышам в клетку запускали немного запаха черемухи, а затем били бедняжек электротоком. Вполне естественно, что после нескольких повторений при одном только слабом черемуховом дуновении мыши бросались бежать куда глаза глядят. – Фишка состоит в том, что дети этих мышей вели себя тревожно при запахе черемухи, хотя детей никто током не бил и с родителями они не общались. Стали разбираться, выяснилось, что у детей в носу имеется больше, чем обычно, рецепторов к данному запаху. А почему? – Потому что ген этого рецептора у детей оказался метилирован ниже нормы. Всё просто. Остается все тот же самый вопрос: изменение активности гена (деметилирование) у отцов происходило в обонятельном эпителии носовой полости, как эта информация могла попасть в сперматозоиды? – У ученых пока нет четкого ответа, но гипотезы имеются.

Самые популярные на настоящий момент претенденты на роль дарвиновских геммул – экзосомы, микроскопические пузырьки, выделяемые всеми клетками тела в окружающую их тканевую жидкость. Плазма крови человека содержит до трех миллионов экзосом в одном микролитре. Внутри экзосом находится большое количество белков (в том числе сигнальных) и нуклеиновых кислот – мРНК и микроРНК. Экспериментально доказано участие экзосом в межклеточной коммуникации: лейкоциты с их помощью «договариваются» о том, как организовать иммунный ответ, а раковые клетки – о том, как лучше противостоять защите организма.

Таким образом, совершенно ничего не мешает экзосомам переносить сигнальные белки и микроРНК из соматических клеток в половые, тем самым обеспечивая эпигенетическую передачу приобретенных признаков по наследству. Происходит ли это на самом деле? – Неизвестно. Биологи активно изучают экзосомы только последние 10 лет – вполне может статься, что еще через 10 лет школьный параграф про лоха-Ламарка придется переписать.

===================
*На самом деле – деиста, выросшего в католической стране.
**Общая биология. 10-11 классы: учеб. для общеобразоват. учреждений: базовый уровень / под ред. Д.К.Беляева, Г.М.Дымшица – М. : Просвещение, 2012
***Тыщенко В.П. Введение в теорию эволюции: Курс лекций / под ред. Полянского Ю.И. – СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 1992, стр. 36.
****«Он может придумать вереницы предков, существование которых ничем не доказано, и выставить против них полчища не менее воображаемых врагов; он может повелевать материками, океанами и атмосферой, иссушать моря, раскалывать острова и растягивать прошлое до бесконечности по одному своему желанию. Было бы странно, если бы при таких выдающихся способностях этот парень не мог изобрести каких угодно животных вместе с историями их превращений, и с легкостью объяснить любые нестыковки. Чувствуя трудность борьбы с противником, обладающим столь обширной фантазией, мы будем опираться лишь на те аргументы, которые нельзя обойти простыми усилиями воображения» – так писал о Дарвине самый могущественный его оппонент – Флеминг Дженкин.







 
 
 

Ещё можно почитать

Еще немного бреда в школьном параграфе про эволюцию

История о том, как Дарвин натравил своего бульдога на оксфордского епископа

Да что нам Дарвин! У нас есть свои бешеные профессора!

Опрос

Если окажется, что экзосомы действительно принимают участие в эпигенетическом наследовании, то кому вы предложите позолотить памятник?



Результаты

Расскажите друзьям

0

Комментировать
На главную
 

© Д.В.Поздняков, 2009-2017
E-mail: pozzdd@yandex.ru