Учительская

Кричалка для будущих гениев

Томас Эдисон, американский изобретатель

«Гений - это 1 процент вдохновения и 99 процентов пота». Казалось бы – то, что надо нам, злобным училкам. Можно развешивать в виде лозунга в каждом школьном классе, разучивать, и – вперед, к вершинам успеваемости.

Но как только мы это развесим, придёт (вредный, вечно везде лезущий) одаренный ребенок и принесет ещё две цитаты того же Эдиссона:

  • про 99 процентов пота: «Большинство людей готово безмерно трудиться, лишь бы избавиться от необходимости немножко подумать»;
  • и, собственно, про успеваемость: «Я смог стать изобретателем потому, что в детстве не ходил в школу».

Одарённого очкастого выскочку, конечно, надо будет поставить на место – опытный учитель должен уметь зачморить кого угодо, хоть самого диавола – но вешать байку про «99 процентов пота» мы уже не будем. Потому что это, в общем, неправда.

Василий Щепетнёв, русский писатель

В жаркий летний день оказавшиеся невесть как в комнате мухи пытаются выбраться на простор, в светлый радостный мир, и бьются, бьются, бьются в оконное стекло, надеясь, что ещё немножечко труда, прилежания, самоотверженности, преданности - и они, наконец, попадут в рай. [источник]

Вон, Александр Сергеевич Пушкин и в карты играл ночи напролет, и вино пил большою чашей, и амурных приключений не чурался, а сочинял навеки. Другой же и спать ложится ровно в десять, встает в шесть, не курит, не пьет, никаких аморалок в личном деле не имеет. Каждое воскресенье с пяти до девяти этот человек творит, пишет лирические зарисовки либо стихи: Село родное, нету краше края / ты даришь людям счастье и добро / и ощущаешь это всей душою, / когда поймешь, что времечко пришло! Труд свой он посылает в местную газету, где его и публикуют в подборке «Поэзия наших земляков». [источник]

Ну, что тут скажешь. Не верит Василий Павлович в силу одного лишь голого труда. И правильно делает. Любому здравомыслящему человеку понятно, что кроме труда требуется ещё талант и удача.

Диана Богоявленская, русский психолог

Одним из наиболее дискуссионных вопросов, касающихся проблемы одаренных детей, является вопрос о частоте проявления детской одаренности. Существуют две крайние точки зрения: «все дети являются одаренными» – «одаренные дети встречаются крайне редко». Сторонники одной из них полагают, что до уровня одаренного можно развить практически любого здорового ребенка при условии создания благоприятных условий. Для других одаренность – уникальное явление, в этом случае основное внимание уделяется поиску одаренных детей. Указанная альтернатива снимается в рамках следующей позиции: потенциальные предпосылки к достижениям в разных видах деятельности присущи многим детям, тогда как реальные незаурядные результаты демонстрирует значительно меньшая часть детей. [источник]

Что же мешает детям проявлять свою одаренность (достигать реальных незаурядных результатов)?

  • Отсутствие одаренности («маска одаренности»). За одаренность ребенка можно принять:
    • неравномерность развития (ускоренное развитие определенных психических функций, специализация интересов и т.п.); 
    • обученность (степень социализации), являющуюся результатом более благоприятных условий жизни данного ребенка.
  • Недостаток у ребенка необходимых знаний, умений и навыков (для того, чтобы начать работу в «своей» области).
  • Недоступность (в силу условий жизни) предметной области деятельности, соответствующей дарованию ребенка.
  • Те или иные трудности развития ребенка: например, заикание, повышенная тревожность, конфликтный характер общения и т.п.
  • Нежелание ребёнка много работать (отсутствие высокого уровня познавательной потребности, ярко выраженной внутренней мотивации).

Соответственно, вывернув все эти несчастья наизнанку, мы получаем рецепт гения: талант + удача + много работы, ничего сложного.

  • Талант зависит только от господа бога, в этот раз принявшего личину генетической рекомбинации.
  • Удача – это неглупые и не слишком бедные родители, а так же вовремя подвернувшиеся хорошие учителя, имеющие возможность работать (помещение, оборудование, зарплату).
  • Первые два пункта, собственно, никак не зависят от самого ребенка. С него, болезного, требуется вкалывать, вкалывать и ещё раз вкалывать. Так что зря мы с вами смеялись над Эдиссоном, кричалка для одаренного ребенка должна быть именно про труд! И она у нас есть.

Малкольм Гладуэлл, американский журналист

В апреле 2009 года журнал Форбс опубликовал отрывки из книги М. Гладуэла «Гении и аутсайдеры». В этой книге автор, зверски манипулируя датами рождения, выдвигает свою точку зрения на происхождение гениев. Ничего нового по сравнению со всем понятными талантом + удачей + работой там нет, но журналист смог красиво поставить задачу (написать хлёсткую кричалку).

Двадцать лет назад психолог Андерс Эриксон вместе с двумя коллегами провел исследование в Академии музыки в Берлине. Студентов-скрипачей разделили на три группы. В первую вошли звезды, потенциальные солисты мирового класса. Во вторую – те, кого оценили как перспективных. В третью – студенты, которые вряд ли могли бы стать профессиональными музыкантами, в лучшем случае – учителями музыки в школе. Всем участникам задали один вопрос: сколько часов вы практиковались с того момента, как впервые взяли в руки скрипку, и до сегодняшнего дня?

Почти все студенты начали играть примерно в одном возрасте – лет в пять. Первые несколько лет все занимались около двух-трех часов в неделю. Но лет с восьми стали проявляться различия. Лучшие студенты упражнялись больше всех остальных: к девяти годам по шесть часов в неделю, к двенадцати по восемь часов, к четырнадцати по шестнадцать, и так до двадцати лет, когда они стали заниматься – то есть целенаправленно и сосредоточенно совершенствовать свое мастерство – более чем по тридцать часов в неделю. К двадцати годам у лучших студентов набиралось до 10 000 часов занятий. В багаже середнячков было 8000 часов, а у будущих учителей музыки — не более 4000.

Затем Эриксон с коллегами сравнили профессиональных пианистов и пианистов-любителей. Была выявлена та же закономерность. Любители никогда не занимались более трех часов в неделю, поэтому к двадцати годам у них за плечами было не больше 2000 часов практики. Профессионалы, напротив, каждый год играли все больше и больше, и к двадцати годам каждый из них имел в багаже по 10 000 часов упражнений.

Любопытно, что Эриксону не удалось найти ни одного человека, который добился бы высокого уровня мастерства, не прикладывая особых усилий и упражняясь меньше сверстников. Не были выявлены и те, кто вкалывал изо всех сил, но не вырвался вперед просто потому, что не обладал нужными качествами. Оставалось предположить, что люди, способные поступить в лучшую музыкальную школу, отличались друг от друга лишь тем, насколько упорно они трудились. И все. Кстати, лучшие студенты работали не просто больше, чем все остальные. Они работали гораздо больше.

Мысль о том, что достичь мастерства в сложных видах деятельности невозможно без обширной практики, не раз высказывалась в исследованиях по профессиональной компетенции. Ученые даже вывели волшебное число, ведущее к мастерству: 10 000 часов.

Невролог Даниель Левитин пишет: «Из многочисленных исследований вырисовывается следующая картина: о какой бы области ни шла речь, для достижения уровня мастерства, соразмерного со статусом эксперта мирового класса, требуется 10 000 часов практики. Кого ни возьми – композиторов, баскетболистов, писателей, конькобежцев, пианистов, шахматистов, отпетых уголовников и так далее, – это число встречается с удивительной регулярностью. Десять тысяч часов – примерно три часа практики в день, или двадцать часов в неделю на протяжении десяти лет. Это, разумеется, не объясняет, почему одним людям занятия идут на пользу больше, чем другим. Но пока еще никому не встретился случай, когда высочайший уровень мастерства достигался бы за меньшее время. Складывается впечатление, что ровно столько времени требуется мозгу, чтобы усвоить всю необходимую информацию».

Повторяю: действительно серьезный исследователь одаренности находится у нас под номером три, а «10 тысяч часов» – это простая притянутая за уши журналистская утка. Но какая жирная! Мы ведь с вами хотим заставить неглупого ребёнка работать, хотим зажечь в нем веру в собственный талант – нам нужна какая-то простая доходчивая мысль, кричалка. И мне кажется, что на первое время «10 тысяч часов!!!» сойдет.










Обратная связь

 Чьё кунфу понравилось вам больше?





Результаты

Расскажите друзьям

0

Ещё можно почитать

Другие статьи раздела «Учительская»

Гостевая
На главную

© Д.В.Поздняков, 2009-2016
E-mail: pozzdd@yandex.ru